22:04 

Родни Арман
Интеллектуальный кентавр
Вверх по лестнице, ведущей вниз – Бел Кауфман

Читать эту книгу надо или в бумаге, или в хорошо распознанной и отформатированной электронной версии. В прошлый раз читала - у меня была электронка почти в плейн тексте, и это было невозможно воспринимать. Продиралась с трудом.
В бумаге же, с нормальным разделением на отдельные абзацы, с использованием разных шрифтов и картинками – все читается просто отлично, легко и понятно.

Кто-то говорит, что это очень веселая книга, ну, не знаю. Улыбнуться есть, над чем, но… У меня бюрократические загоны, мешающие непосредственно процессу, вызывают только боль зубовную и тоску. Поэтому – трагикомедия, максимум.
Знаю людей (не будем показывать пальцем, но это моя мама), которые, услышав, что это про американскую школу, презрительно топырят губу и говорят, что читать не будут. Потому что менталитет и потому что «онитупые».
Зря эти люди так делают! Бюрократия – она везде одинакова, и неблагополучные дети – тоже.

Записки на салфетках – Гарт Каллахан

Когда-то я писала любимому человеку письма в специальном блокноте, и потом отдавала. Кто-то называл это глупостью и дуростью, кто-то – романтизмом (конечно же, излишним). Тогда мне нечего было ответить, сейчас бы я, вооруженная аргументацией из этой самой книги, сказала бы, что это способ поддержать связь, выразить мои чувства и показать, насколько человек для меня важен.

Книга о том, как мужчина собирал дочери обеды в школу, и писал записки на салфетках. О том, как она ему важна, как он ее любит, какая она замечательная и все такое прочее.
В анамнезе у него – куча работы, мало времени, чтобы сказать это все лично, и… три вида рака. Последнее, конечно, самое главное. Ведь когда современный, очень занятой и озабоченный зарабатыванием денег человек внезапно понимает, что самое главное – это любимые и родные? Когда смерть из теоретической, но далекой неизбежности, о которой стараются не думать, превращается в близкую и ощутимую, о которой не получится забыть.
После прочтения хочется обнять дорогих людей, сказать или написать им, какие они замечательные и как я их люблю.
И, может быть, тоже снова начать писать дурацкие записки, на холодильник или в блокнот.

Бизнес как игра – Дмитрий Борисов, Сергей Абдульманов, Дмитрий Кибкало

Одна из тех книг, о которых вроде как и надо написать, но я не знаю, что. Про Мосигру и всю книгу в целом я узнала с Хабра (и ныне – Гиктаймса). Не знаю, какое процентное соотношение соавторства, но почему-то если от статей @Milfgard’а (aka Сергея Абдульманова) самые благоприятные ощущения, то при прочтении книги периодически что-то царапала. Что именно – выделить и отметить, увы, не могу.
Но читается легко и занимательно. Для человека, который к бизнесу никак не относится – просто развлекательно-познавательно, с точки зрения бизнесмена не могу оценивать.

Не работайте с мудаками – Роберт Саттон

Двести страниц за шестьсот рублей про то, что не надо работать с мудаками.
Спасибо, кэп!

Нет, ну серьезно, книга про то, что мудаки – это явление часто встречающееся, и что лучше с ними не дружить и не работать. Или руководство должно выгнать их, или вы должны сами от них уйти.
Утверждения про то, что мудаком быть невыгодно, потому что с ними не хотят работать. И сразу же – что мудачество многим людям прощают, потому что они типа клёвые специалисты. И подтверждений, что им плохо – как-то и нет.
Интересная информация, кстати, о том, что на немного замусоренной стоянке человек скорее выкинет свой мусор в урну, а не бросит на землю, потому что-де не захочет уподобляться. Теория разбитых окон и мой личный опыт обитания в замусоренных дворах говорят об обратном.
В общем, для меня книга была пустой тратой всего на свете.

Специалист – Ирина Сыромятникова

Несмотря на то, что серия про Тангора – одна из моих любимых, а про Разрушителя – менее, но все равно из интересных, «Специалист» этого же автора меня весьма разочаровал. Вроде бы главгерой что-то активно делает, но у меня впечатление было такое, что он болтается, и только реагирует на чужие действия. При прочтении поймала себя на том, что воспринимаю все как подготовку к непосредственно действию, что вот сейчас закончится вводная часть, и тогда все и развернется. Оказалось, что прочитано уже вот две трети, уже вот книжка заканчивается, а для меня так ничего и не случилось.
В чем причина – понять не могу.

Красотка 13 – Лиз Коли

Думала, как лучше охарактеризовать сей том, и придумала. Терапевтическая сказка для семейного прочтения и обсуждения.
К аннотации у меня, кстати, большая претензия: это ж надо одновременно сунуть туда огромный спойлер и прямую ложь!
(Спойлер) У нее действительно есть ребенок.
(Ложь) детский плач ей не снился и не мерещился.
История о том, как пропавшая тринадцатилетняя девочка вернулась домой, и оказалось, что пропадала она три года. Что с ней было, она не помнит, а дальше начинается расследование и оказывается, что у нее – расщепление личности, и далеко не все их получается найти сразу.
Почему для семейного чтения и обсуждения? Потому что там – и насилие, и отношения с семьей после травмы, и социализация, и еще много чего.
Почему сказка? Потому что. Ну, просто потому что слишком много всего сразу, хочется верить, что в жизни так не бывает. Да и сравнительная простота поиска и избавления от личностей – под большим вопросом (также, как и некоторые отношения людей).

12 стульев – Ильф и Петров

Кажется, такое произведение, которое у нас знакомо всем. Растаскано на цитаты, известно с детства. Однако же эта книга была одним из моих (многочисленных) литературных пробелов.
С экранизациями книге действительно повезло. И буква, и дух передавались достойно. Современному читателю имеет смысл брать издание с комментариями и примечаниями, потому что (со стыдом и смущением признаем это), далеко не все являются специалистами по уголовному праву начала века, да и понять намеки на какие-то обстоятельства жизни, исходя из описания одежды героя, отсюда трудновато.
Отличные цитаты про московскую страсть к запиранию дверей (ничего не изменилось!) и про ожидание нужного трамвая (похоже, это явление вечно!).

В Москве любят запирать двери.
Тысячи парадных подъездов заколочены изнутри досками, и сотни тысяч граждан пробираются в свои квартиры с черного хода. Давно прошел восемнадцатый год, давно уже стало смутным понятие -- "налет на квартиру", сгинула подомовая охрана, организованная жильцами в целях безопасности, разрешается проблема уличного движения, строятся огромные электростанции, делаются величайшие научные открытия, но нет человека, который посвятил бы свою жизнь разрешению проблемы закрытых дверей.
Кто тот человек, который разрешит загадку кинематографов, театров и цирков?
Три тысячи человек должны за десять минут войти в цирк через одни-единственные, открытые только в одной своей половине двери. Остальные десять дверей, специально приспособленных для пропуска больших толп народа, -- закрыты. Кто знает, почему они закрыты! Возможно, что лет двадцать тому назад из цирковой конюшни украли ученого ослика, и с тех пор дирекция в страхе замуровывает удобные входы и выходы. А может быть, когда-то сквозняком прохватило знаменитого короля воздуха, и закрытые двери есть только отголосок учиненного королем скандала...
В театрах и кино публику выпускают небольшими партиями, якобы во избежание затора. Избежать заторов очень легко -- стоит только открыть имеющиеся в изобилии выходы. Но вместо того администрация действует, применяя силу. Капельдинеры, сцепившись руками, образуют живой барьер и таким образом держат публику в осаде не меньше получаса. А двери, заветные двери, закрытые еще при Павле Первом, закрыты и поныне.
Пятнадцать тысяч любителей футбола, возбужденные молодецкой игрой сборной Москвы, принуждены продираться к трамваю сквозь щель, такую узкую, что один легко вооруженный воин мог бы задержать здесь сорок тысяч варваров, подкрепленных двумя осадными башнями.
Спортивный стадион не имеет крыши, но ворот есть несколько. Все они закрыты. Открыта только калиточка. Выйти можно, только проломив ворота. После каждого большого состязания их ломают. Но в заботах об исполнении святой традиции их каждый раз аккуратно восстанавливают и плотно запирают.
Если уже нет никакой возможности привесить дверь (это бывает тогда, когда ее не к чему привесить), пускаются в ход скрытые двери всех видов:
1. Барьеры.
2. Рогатки.
3. Перевернутые скамейки.
4. Заградительные надписи.
5. Веревки.
Барьеры в большом ходу в учреждениях.
Ими преграждается доступ к нужному сотруднику. Посетитель, как тигр, ходит вдоль барьера, стараясь знаками обратить на себя внимание. Это удается не всегда. А может быть, посетитель принес полезное изобретение. А может быть, и просто хочет уплатить подоходный налог. Но барьер помешал -- осталось неизвестным изобретение, и налог остался неуплаченным.
Рогатка применяется на улице.
Ставят ее весною на шумной улице, якобы для ограждения производящегося ремонта тротуара. И мгновенно шумная улица делается пустынной. Прохожие просачиваются в нужные им места по другим улицам. Им ежедневно приходится делать лишний километр, но легкокрылая надежда их не покидает. Лето проходит. Вянет лист. А рогатка все стоит. Ремонт не сделан. И улица пустынна.
Перевернутыми садовыми скамейками преграждают входы в московские скверы, которые по возмутительной небрежности строителей не снабжены крепкими воротами.
О заградительных надписях можно было бы написать целую книгу, но это в планы авторов сейчас не входит.
Надписи эти бывают двух родов: прямые и косвенные.
К прямым можно отнести: "Вход воспрещается", "Посторонним лицам вход воспрещается" и "Хода нет". Такие надписи иной раз вывешиваются на дверях учреждений, особенно усиленно посещаемых публикой.
Косвенные надписи наиболее губительны. Они не запрещают вход, но редкий смельчак рискнет все-таки воспользоваться правом входа. Вот они, эти позорные надписи: "Без доклада не входить", "Приема нет", "Своим посещением ты мешаешь занятому человеку" и "Береги чужое время".
Там, где нельзя поставить барьера или рогатки, перевернуть скамейку или вывесить заградительную надпись, -- там протягиваются веревки. Протягиваются они по вдохновению, в самых неожиданных местах. Если они протянуты на высоте человеческой груди, дело ограничивается легким испугом и несколько нервным смехом. Протянутая же на высоте лодыжки, веревка может искалечить человека.

Счастье, -- рассуждал он, -- всегда приходит в последнюю минуту. Если вам у Смоленского рынка нужно сесть в трамвай номер 4, а там, кроме четвертого, проходят еще пятый, семнадцатый, пятнадцатый, тридцатый, тридцать первый, Б, Г и две автобусных линии, то уж будьте уверены, что сначала пройдет Г, потом два пятнадцатых подряд, что вообще противоестественно, затем семнадцатый, тридцатый, много Б, снова Г, тридцать первый, пятый, снова семнадцатый и снова Б. И вот когда вам начнет казаться, что четвертого номера уже не существует в природе, он медленно придет со стороны Брянского вокзала, увешанный людьми. Но пробраться в вагон для умелого трамвайного пассажира совсем не трудно. Нужно только, чтоб трамвай пришел. Если же вам нужно сесть в пятнадцатый номер, то не сомневайтесь: сначала пройдет множество вагонов всех прочих номеров, проклятый четвертый пройдет восемь раз подряд, а пятнадцатый, который еще так недавно ходил через каждые пять минут, станет появляться не чаще одного раза в сутки. Нужно лишь терпение, и вы дождетесь".
Эхопраксия - Питер Уоттс

Продолжение «Ложной слепоты», не знаю, насколько будет понятно и интересно читать, не будучи в курсе сюжета предыдущей книги. Как обычно – мозги в трубочку, море информации по биологии, психологии, и так далее, и тому подобное. Если в «Ложной слепоте» основной вопрос был в разуме и самосознании, то здесь – это свобода воли.
Если у вас паранойя – это еще не значит, что за вами не следят. Если вами манипулируют достаточно хорошо – вы уверены, что действуете по собственному желанию.

Трилогия «Рифтеры» - Питер Уоттс

Трилогия, от прочтения которой я, кажется, до сих пор не отошла. Наверное, это я слишком глупая и трепетная, но тем не менее. Пока что при мысли о том, чтобы перечитать, меня воротит. Сейчас вот вспоминаю, чтобы описать, и… тьфу. Гадость какая.
Несмотря на это, книги-то, как всегда у Уоттса, офигенные. Интересные. Захватывающие. И несмотря на мою реакцию – я не жалею, что прочла.
Морские звезды
Начало романа может быть известно некоторым под названием «Ниша».
Мир переживает энергетический кризис, и рядом с разломами земной коры глубоко под водой строят специальные станции, которые собирают там практически дармовую энергию. Вот только обслуживать эти станции приходится людям. Огромное давление, постоянное ощущение опасности, чудовищные формы жизни – каким должен быть человек, чтобы нормально переносить все это?
Водоворот
Ужасное цунами, станции больше нет, энергокризис вернулся. В том, что раньше являлось Интернетом, развивается мега-вирус. Очень интересное описание неразумной нежизни: огромная мощь и развившийся псевдоинтеллект – чтобы показать порнобаннер.
А по земле шествует выжившая героиня, неся заражение. Смертельная эпидемия – что может быть банальнее? Наверное, только заговор спецслужб, религиозный экстаз разрушения и раскрытие тайны в конце книги.
Бетагемот
Все кончилось? Как бы ни так. Властьимущие, традиционно, бросают этот мир к черту и прячутся, морлоки идут по пятам.
Ложь, насилие, садизм, и так далее, и тому подобное.
Чуточка второй и третья книга полностью – отличная иллюстрация фразы «Не срывайте с людей маски. Может быть, это намордник».
Человечество не вымрет, оно как тараканы, но есть такие обстоятельства, в которых живые могут завидовать мертвым.

Туман – Стивен Кинг

До этого не читала и не смотрела фильм. Как книга – не особо впечатляет. Сценарность действа прослеживается, характеры достаточно плоские.
Но пугает. Непонятная хрень из темноты или из тумана – она всегда пугает. Особенно когда врывается и утаскивает соплеменников. Просыпается внутренняя обезьяна и, вереща, хочет отдать непонятному слабого члена племени, любого, но только не себя, чтобы Непонятное насытилось и не тронуло.
Концовки у фильма и книги разные, каждая хороша по-своему. ИМХО та, что у фильма – гораздо страшнее.

Трилогия «Война старика» - Джон Скальци

Она из тех серий, которые заглатываешь в нетерпении, которые нравятся, которые бы еще читать и читать… Главное – не перечитывать, а то местами будут вопросы к логике мира, и вон там вот нитки торчат неопрятно.
Обреченные на победу
У Земли есть колонии, но Земля вовсе не при делах. Никаких особых технологий – все идет, как и прежде. Единственно что, любой может заключить контракт, и по достижении весьма преклонного возраста 75 лет вступить в армию и улететь к звездам, воевать. Что происходит дальше – на Земле неизвестно, потому что никто оттуда не возвращался.
Да, задорный милитаризм так и прет изо всех щелей, а технологии колоний – поражают воображение.
Бригады призраков
История самых загадочных и опасных человеческих воинов этой вселенной. Откуда они берутся, как такими становятся, и как потом действуют. Действительно понимаешь, что даже ветераны первой книги по сравнению с такой подготовкой и такими возможностями – дети.
Весьма интересно проводить параллели со всяким там андроидостроением и клоновоспитанием иных вселенных. Фанатичное натаскивание не только в боевом мастерстве, но и в культурном фоне. Могучие «младенцы» читающие «Франкенштейна» и готовящие доклады для таких же, как они - очень мило.
Последняя колония
Честно говоря – разочаровало. Ну то есть всё вроде бы неплохо, но местами такое впечатление, что заряженные ружья сюжета так и не выстрелили. Автор в послесловии упоминает, что при редакции выкидывал целые главы, видимо, эти оборванные «хвосты» остались от них. Там же говорится, что это последняя встреча с героями – и даже е не хочется больше про них читать, честно говоря.

Отчаяние – Грег Иган

Журналист, занимающийся скандальными расследованиями, решает чуточку отдохнуть и перепрофилироваться, и отправляется на научную конференцию. Ломает при этом планы коллеги, но да ладно, бывает. Нарушения сна, с женой не ладится, развод… А тут еще и по всему миру происходят вспышки непонятной болезни, от которой люди буквально с ума сходят, всякую чушь говорить начинают.
Не совсем дарк, но все же не очень лайт фьючер; и как всегда, существование человечества под угрозой.
А еще, по всему выходит, что обнимашки спасли мир.

Рассказ служанки – Маргарет Этвуд

Книга, обязательная к прочтению. Хотя бы женщинам.
Для полного удовольствия желательно бы немножко знать Библию, но если не лениться заглядывать в примечания – то можно и обойтись.
Близкое будущее. Из вполне продвинутой технологически и общественно страны внезапно, в одночасье, получается… сложно описать. Женский 1984 год.
Общество, где только мужчины могут иметь собственность. Где Жены сидят по домам, Марфы трудятся у них по хозяйству, а особо отличившимся, но бездетным, положены Служанки.
Она сказала: вот служанка моя Валла; войди к ней; пусть она родит на колени мои, чтобы и я имела детей от нее.
Женщинам не положено работать, не положено читать, не положено думать. Не сказать, чтобы Служанкам это нравилось. Не сказать, чтобы Жены были в восторге. Да что там – мужчинам тоже, оказывается, как-то не особо здорово.
Описывается самое начало такого строя, рассказчица, молодая женщина, отлично помнит, что было до.
А в конце мы узнаем, что оно длилось. И длилось. И длилось. И от этого, несколько отстраненного, академического обсуждения всем известных фактов прошлого становится еще холоднее.
Вот уж действительно: Читайте, пока это еще разрешено.

@темы: книги

URL
Комментарии
2016-04-18 в 23:21 

Omella
Не нужно бояться, что жизнь кончится. Нужно бояться, что она так и не начнется.
А ты читаешь в цифре или в бумаге? А то я бы стрельнула почитать некоторые ) А если в цифре, напросилась с флешкой или диском, или еще каким носителем )

2016-04-19 в 01:15 

Родни Арман
Интеллектуальный кентавр
Omella, В основном в цифре, тут всего две книги в бумаге были. Могу дать почитать (ознакомительная версия, после двадцати страниц необходимо стереть файл и купить книгу)

URL
     

Филиал №3

главная